На фото: cогласованный Госдумой РФ на должность премьер-министра РФ Михаил Мишустин (Фото:
Антон Новодережкин/ТАСС)

Отставка правительства РФ и выдвижение кандидатуры нового премьер-министра несколько затмили послание президента Владимира Путина Федеральному собранию, которое он сделал в тот же день. Тем не менее, в своей речи лидер государства, похоже, обозначил цели нового правительства, которые заключаются не только в борьбе с бедностью и внедрении конституционных реформ, но и в ускорении темпов роста экономики, с чем прошлый кабинет не справился.

Выступая в «Манеже» Владимир Путин сказал, что уже в 2021 году темпы роста российской экономики должны превысить среднемировые. То есть быть выше 2,6%, если считать по методике Всемирного банка, или 3%, если ориентироваться на цифры МВФ.

«В 2021 году темпы роста ВВП России должны быть выше мировых. Чтобы получить такую динамику, нужно запустить новый инвестиционный цикл, серьезно нарастить вложения в создание и обновление рабочих мест, инфраструктуру, в развитие промышленности, сельского хозяйства, сферы услуг», — сказал глава государства.

Читайте также

Мишустин: Пенсионную реформу продолжим по рецепту Медведева
Новый премьер озвучил свою позицию по отношению к грабительской системе

Президент добавил, что с 2020 года ежегодный прирост инвестиций должен составлять нее менее пяти процентов. По его словам, долю инвестиций в ВВП нужно увеличить до 25% в 2024 года. Для этого депутаты и правительство должны ускорить принятие законопроектов о защите и поощрении инвестиций. Федеральный бюджет должен компенсировать регионам две трети выпадающих доходов при применении вычета по налогу на прибыль.

Как считают экономисты, даже если в этом году действительно удастся запустить «новый инвестиционный цикл», это вряд ли приведет к быстрому росту экономики уже в 2021-м, ведь для того, чтобы почувствовать эффект от этих шагов, необходимо несколько лет, а нынешние экономические показатели явно не добавляют оптимизма.

Так, рост ВВП в 2019 году, по предварительным оценкам, составил всего 1,3% или немного выше. Прогноз Минэкономразвития на 2020 год составляет 1,7% в базовом варианте и 2% в целевом. Зато базовый и целевой прогноз по росту экономики в 2021 и 2022 годах совпадает и составит 3,1% и 3,2% соответственно.

Впрочем, международные эксперты такой оптимизм не разделяют. Например, агентство Moody’s считает, что в 2020 рост составит только 1,5%, а в 2021 — 1,7%.

Главный экономист Фонда экономических исследований «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов считает, что задача по достижению темпов роста выше среднемировых в 2021 году почти не достижима. Тем не менее, такое требование развязывает президенту руки и дает ему возможность отправить кабинет министров в отставку уже в следующем году, если задача не будет выполнена.

— В 2018 году инвестиции выросли на 4,3%, но по трем кварталам 2019-го — только на 0,7%. Произошло резкое замедление по сравнению с 2018 годом по всем компаниям. А по крупным и средним компаниям, которые сдают отчетность, инвестиции даже сократились примерно на 1,5% за январь-сентябрь. Конечно, в последнем квартале возможна сдача инвестиционных проектов, что позволит выйти на более приличный уровень, а не на 0,7%. Тем не менее, налицо уменьшение вложений, а не рост на 5%, о котором говорит президент.

На инвестиции влияют факторы, которые в полной мере не подвластны государству. Даже если в этом году мы начнем усиленную реализацию национальных и других проектов, вряд ли это принесет такой результат уже в следующем году. Для того чтобы построить завод, нужно несколько лет. Как же мы, начав новый инвестиционный цикл в 2020-м, опередим темпы роста выше среднемировых уже в 2021? Мало реально с нынешних 1,3% получить 3,1% в следующем году.

Скорее всего, это невыполнимая задача. Тем не менее, она уже сформулирована президентом и в среднесрочном прогнозе правительства, и отступать от нее нельзя. Возможно, если эта задача не будет выполнена, это даст повод уже в следующем году уволить новый экономический блок правительства. Таким образом, президент просто обеспечивает себе свободу рук.

Хотя он прав в том, что новый инвестиционный цикл нужно запустить, просто его эффект станет очевиден только через несколько лет. А чтобы темпы роста ускорились уже сейчас, нужно задействовать другие факторы, которые не связаны с длительным инвестиционным циклом. Тем более что 70% наших инвестиций — это не госкомпании, а частный сектор, который делает вложения тогда, когда старые мощности уже загружены. У нас же в условиях стагнации экономики и слабых темпов роста во многих секторах мощности не загружены. Там не нужны инвестиции, чтобы начался рост.

«СП»: — А что нужно?

— Например, оборотные кредиты и помощь в выходе на внешние рынки — это льготное кредитование, обучение, задействование дипломатических представительств РФ для продвижения товаров, их лоббирование на внешних рынках через госструктуры.

Нужно также желание предприятия увеличить объем производство и, значит, расширение объема госзакупок товаров, которые можно производить уже здесь и сейчас.

Инвестиции всегда выгодно делать государственным предприятиям, особенно если это инвестиции из бюджета, потому что возникает возможность перераспределять денежные потоки, а это всегда почетно и привлекательно. Но нужны меры по улучшению инвестиционного климата, по снижению регуляторной нагрузки на бизнес, снижению коррупционной составляющей в деятельности силовых органов и судебной системы.

Нужен комплекс мер, который президент вчера немного затронул в послании Федеральному собранию, но потом перешел на другие темы более долгосрочного плана, связанные с политической системой.

Читайте также

Все свободны. А вы, Шойгу, останьтесь: Усидит ли в «окопе» министр обороны
Глава военного ведомства приставку к должности «исполняющий обязанности» будет носить недолго

Очевидно, что задачи по ускорению роста придется решать как раз новому премьер-министру, который назначит свой кабинет и, возможно, задача по увеличению инвестиций не будет для них единственной, как это было в планах старого правительства. Потому что ставить во главу угла увеличение инвестиций — это ставить телегу впереди лошади. У нас есть много недозагруженных мощностей, и статистика это показывает. Им не нужны инвестиции, чтобы начать рост.

Деньги для инвестиций есть, просто они лежат на счетах и ждут своего часа. Но для этого должна быть снижена неопределенность, на что нацелены меры по прояснению политической структуры. И нужно, чтобы стало четко понятно, что будет правительство делать для ускорения экономического роста, помимо нацпроектов. Потому что, как прозвучало сегодня на Гайдаровском форуме, максимум, что они могут добавить к ВВП — это плюс 0,7% к текущим темпам роста. Значит, мы будем расти максимум на 2%, а не на 3%, как необходимо для превышения глобальных темпов роста.

Глава «Союза предпринимателей и арендаторов России» Андрей Бунич также считает, что названных шагов недостаточно для ускорения экономического развития.

— Пока что это заявление не основано ни на чем. Если Всемирный банк предполагает в 2021 году рост в 2,6% – то это, фактически, рецессия мировой экономики. В этом случае изменятся цены на энергоносители, что скажется на российской экономике. Вряд ли в этих условиях наша страна, которая входит в сектор развивающихся энергетических стран, сможет показать большие темпы роста. Не говоря уже о геополитической ситуации, торговых войнах и девальвации. При спаде мировой экономики наши темпы роста вряд ли будут выше 1,7%, а могут даже войти в отрицательную зону.

Но даже если спада глобальной экономики не будет, оснований для нашего ударного роста пока все равно нет. Инвестиционный цикл запускается минимум три года, у нас же в данный момент явная инвестиционная пауза. Непонятно также, из каких источников должно происходит увеличение инвестиций, потому что сейчас не предвидится роста ни иностранных, ни частных вложений.

Читайте также

Мишустин: Чем закончится спецоперация Путина по сохранению власти
Итог «Январской революции» мы увидим совсем скоро

Похоже, что речь идет о государственных инвестициях, частично из Фонда национального благосостояния. Но для того, чтобы их больше вкладывать, нужно больше их получать, и тут возникает противоречие. Деньги идут в бюджет и резервы за счет репрессивной фискальной политики, которая высасывает через налоги все, что есть у бизнеса и населения, и отправляет в накопления. А уже из этих накоплений предполагается делать инвестиции.

Но изъятие средств с помощью фискальной политики означает, что доходы бизнеса и населения продолжат падать. В этих условиях одной рукой мы будем увеличивать инвестирование, а другой — подавлять его и экономическую активность в целом.

Инвестиционная среда у нас не создана. А только госсредства не смогут значительно изменить темпы роста экономики. Они могут только поддержать его, чтобы он совсем не упал. Но серьезный рост невозможен без принципиально новых мер стимулирования, изменения налогового бремени, поощрения предпринимательства. Это масштабные шаги.

«СП»: — Можно ли ожидать их от нового правительства?

— Не будем забегать вперед, но пока оснований говорить, что нас ждут какие-то новации, нет. Даже сам месседж — назначение главы Налоговой службы на пост премьера — говорит о том, инвестиции предполагается брать за счет налогов. А раз так, это просто перераспределение всех свободных средств государством, что не будет стимулировать экономический рост.

Конечно, если будут изменения, мы сможет только порадоваться. Но пока создается впечатление, что налоговое бремя собираются еще сильнее увеличить, чтобы выжать еще больше денег и направить на госинвестиции. Не думаю, что это принесет успех.

Политика, последние новости: Курс доллара готов взять новый уровень на политических новостях

Госдума, новости: В Госдуме предложили ввести налог для домохозяек

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here