МЭР против Центробанка: кто виноват в ненаступившем будущем? 0d304c52962e8b8cda23769f60756869

Сценарные прогнозы развития экономики, выпущенные практически одновременно Центробанком и Минэкономразвития, резко различаются по степени оптимизма: если верить прогнозу ЦБ, цели, представленные в президентском указе №204 («майском указе»), достигнуты не будут

Практически синхронно выходят прогноз социально-экономического развития на среднесрочный период МЭР и «Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2020 год и период 2021 и 2022 годов» Центробанка. В этих документах дискуссия расширилась от вопросов потребительского кредитования (пузырь или не пузырь?) до более системных аспектов.

Минэкономразвития связывает ухудшение макроэкономических показателей с синхронным ужесточением бюджетной и денежно-кредитной политики. «Денежно-кредитная политика создает важные условия для развития экономики, но сама по себе не может быть источником устойчивого повышения экономического потенциала», — парирует Центробанк в своем программном документе. Банк России фактически отрицает возможность проведения политики количественного смягчения, с той или иной степенью эффективности реализуемой в США, Великобритании, Японии и Евросоюзе.

Минэкономразвития и Банк России приводят среднесрочные сценарные прогнозы. Ранее МЭР рассматривал вполне логичный набор сценариев — в частности, базовый, консервативный и целевой. Базовый представлен как наиболее вероятный сценарий. Консервативный — как пессимистичный: он ориентирован на возможность исполнения бюджета в социальной части в неблагоприятных условиях. Наконец, целевой сценарий содержит необходимые условия для выполнения президентского указа № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». Теперь МЭР объединил целевой и базовый сценарии. Таким образом предполагается, что недостижение целевых установок просто исключается.

Набор сценариев, рассматриваемый Банком России, еще более экзотичен. Помимо базового, рассматривается сценарий с высокими ценами на нефть и рисковый сценарий. Два последних сценария отличаются уровнем цен на нефть на прогнозном периоде. Отметим, что выполнение указа №204 президента РФ не предполагается ни в одном из сценариев, рассматриваемых Банком России.

Базовый вариант по версии Банка России несколько хуже, чем по расчетам МЭР, в 2019 и 2020 годах, и существенно хуже в период 2021-2022 годов. При этом предположения у обоих ведомств идентичные — дополнительные инвестиционные расходы в рамках национальных проектов, улучшение инвестиционного климата, повышение качества управления на всех уровнях, диверсификация российской экономики в целом и снижение ее сырьевой зависимости.

Свой вклад в формирование благоприятных условий для устойчивого экономического роста Банк России видит в «части внедрения и совершенствования стимулирующего регулирования банковского сектора, повышения конкуренции на финансовом рынке, развития сегмента долгосрочных финансовых ресурсов, повышения качества корпоративного управления, совершенствования защиты прав инвесторов, развития страхового сектора, сектора доверительного управления и коллективных инвестиций, а также меры макропруденциальной политики». Это достаточно обширный список мероприятий. Напомним, что сегодня 60-70% банковской системы контролируется государством, 80% НПФ связаны с госбанками и госкомпаниями, около 40% рынка управляющих компаний связаны с госбанками. Возможность и сроки снижения доли государства в финансовом секторе не определены. Более того, именно повышение государственных инвестиционных расходов, по мнению Банка России, внесет основной вклад в ускорение экономики в 2020 году.

Примечательны действия Центробанка в рамках рассматриваемых сценариев. В рамках базового сценария Центробанк держит ключевую ставку около нейтрального уровня в 6-7% (2-3% годовых в реальном выражении). Очевидно, что ставки по финансовым инструментам будут выше.

Процентная ставка по ипотечным кредитам будет превосходить рост номинальных доходов населения, тем самым увеличивая долю затрат на обслуживание кредитов в расходах населения.

Банк России ожидает замедления «темпов роста розничного кредитования, в том числе в связи с мерами, направленными на ограничение повышения долговой нагрузки населения в целом и отдельных заемщиков в частности, а также в связи с насыщением розничного кредитного рынка». И если можно верить в действенность мер по ограничению потребительского кредитования, то очевидно, что в текущей ситуации насыщенность рынка не наступит, поскольку короткий и дорогой долг населения перед банками будет нуждаться в рефинансировании.

Банк России в силу выхода ключевой ставки в диапазон 6-7% в рамках базового сценария ожидает стабильного роста корпоративного и ипотечного кредита. «Неценовые условия кредитования будут смягчаться постепенно, отражая сохранение консервативного подхода банков к оценке заемщиков и принятию рисков». Однако можно ожидать, что процентные ставки по корпоративным и ипотечным кредитам сохранятся на уровне выше 7%. Для ипотечных кредитов это означает, что процентная ставка на всем прогнозном периоде будет превосходить рост номинальных доходов населения, тем самым увеличивая долю затрат на обслуживание кредитов в расходах населения. Что касается корпоративных кредитов, не следует ожидать роста их вклада в инвестиционную активность при таких процентных ставках.

В рамках двух других сценариев действия Банка России однотипны, и не понятно, с какой целью Банк России их рассматривает. В рамках сценария с высокими ценами на нефть «проинфляционные факторы будут несколько преобладать над дезинфляционными». Аналогичная ситуация и в рисковом сценарии. В результате в обоих вариантах предполагается повышение ключевой ставки.

Банк России в предпосылках прогноза закладывает, что средства ФНБ будут инвестироваться в ликвидные валютные инструменты с низким уровнем риска. Однако в «Основных направлениях» отдельно рассматриваются возможные направления инвестирования части средств ФНБ. В документе совершенно справедливо отмечается, что, согласно Бюджетному кодексу, превышение ликвидной части ФНБ уровня в 7% ВВП дает возможность (но не обязанность) правительству использовать сумму превышения в иных направлениях, нежели в ликвидных валютных инструментах с низким уровнем риска. При этом оптимальным считается расширение круга валютных финансовых инструментов. Такие проблемы российской экономики, как падение темпов роста в силу сужения внутреннего спроса, не рассматриваются. Ну и уж совсем марксистским представляется утверждение «Бюджетное правило доказало свою действенность». Тем более что оно уже пятое начиная с 2004 года.

В итоге Банк России показал, что при любом сценарии (даже с высокими ценами на нефть) цели, представленные в президентском указе №204, достигнуты не будут. Но Центробанк в этом не виноват: он обеспечивает низкую инфляцию и финансовую стабильность. За кадром остались такие вопросы, как будущее банковской системы и небанковских финансовых организаций. В частности, неизвестно, каким образом будет повышаться их эффективность и снижаться доля государства в целях ускорения роста экономики.

Эксперты ВШЭ назвали возможные сроки нового кризиса России

МЭР против Центробанка: кто виноват в ненаступившем будущем? da58b0d786107fb77686728eb5250174

Подпишись на рассылку Forbes
Мы пишем о том, что поможет вам стать богаче

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here